Четверг, 20.09.2018
Технический надзор оборудования
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Главная » 2018 » Август » 30 » Россия инициирует подписание конвенцию о статусе Каспийского моря
03:56
Россия инициирует подписание конвенцию о статусе Каспийского моря

Саммит состоится 12 августа в казахстанском Актау, в нем примут участие страны, имеющие на Каспии общие границы: Россия, Иран, Казахстан, Азербайджан, Туркменистан.

Как ожидается, на этом саммите главами государств будет подписана Конвенция о правовом статусе Каспийского моря. Документ имеет экономическую и политическую составляющую. Он призван узаконить доступ к нефти, газу и рыбе. Делить на Каспии действительно есть что. Например, в его акватории сосредоточено около 90% мировых запасов осетровых пород. Но основной предмет спора — шельф. Прогнозируемый запас углеводородов на Каспии оценивается в пределах 18 млрд тонн условного топлива. Доказанные запасы нефти и газа — 4 млрд тонн. Больше — только в Персидском заливе.

Это во-первых, а во-вторых, конвенция, инициированная российской стороной, призвана не пускать на берега Каспия «внерегиональные вооруженные силы» или, по простому говоря, силы НАТО.

В понедельник Азербайджан уже высказался в поддержку конвенции.

«Каспий должен не разъединять нас, а объединять вокруг общих интересов для развития региона», — сообщил пресс-секретарь МИД Азербайджана Хикмет Гаджиев. По его словам, с начала 90-х годов прошлого века, было проведено более 50 встреч для подготовки конвенции и сейчас ее текст «фактически готов к подписанию».

Ранее в декабре прошлого года МИД Сергей Лавров по итогам прошедшей в Москве встречи министров иностранных дел «каспийской пятерки» также заявлял, что ее участники договорились по всем ключевым положениям конвенции.

Последний саммит каспийских стран состоялся в 2014 году, и тогда тоже говорили о возможности подписания конвенции. Но этого так и не случилось.

Проблема статуса Каспийского моря впервые возникла после Персидского похода Петра I в 1722–1723 годах. Российско-персидские договоры того времени предоставляли России исключительное право иметь военный флот на Каспийском море на вечные времена, а Персии разрешали иметь только торговый флот.

Советская Россия отказалась от монопольных прав на Каспий, и бессрочные советско-иранские договоры 1921, 1935 и 1940 годов закрепили совместные и равные права двух сопредельных государств — СССР и Ирана. Причем в пределах до 10 морских миль от своего побережья каждая из стран имела исключительное право пользования этим пространством. Россия как правопреемница СССР и Иран как правопреемник Персии в принципе могли бы далее пользоваться Каспием по обоюдному согласию.

Но после распада СССР в 1991 году на карте появились еще государства, имеющие береговую линию на Каспийском море: Азербайджан, Туркмения и Казахстан. И возник правой тупик, поскольку принять конвенцию о правовом статусе можно только консенсусом, с согласия всех заинтересованных сторон. А его достичь не удалось.

Тегеран предложил превратить Каспий в «кондоминиум», то есть владеть морем, в том числе его недрами, сообща. Распоряжаться общей частью должен был коллективный орган, который выдавал бы лицензии нефтедобывающим и рыболовным компаниям.

Баку не против того, чтобы поделить Каспий на пять равных национальных долей, по 20% каждому из пяти государств.

Россия выступает против раздела моря на секторы. В 2002 году на саммите прикаспийских государств Россия предложила иной способ делимитации, то есть раздела и определения границ Каспийского моря, — по формуле «равноудаленной срединной линии». Согласно этому принципу водная поверхность остается общей для судоходства, а дно Каспия делится с помощью срединных линий.

В этом случае России принадлежало бы 20% дна, Казахстану — 29,5%, Азербайджану — 21%, Туркмении — 17%. Иран получил бы меньше всех — 12,5%. Тегеран не согласился. Астана и Баку, получившие бы больше всех, согласились.

Ашхабад тоже против, Туркмения считает, что делимитация Каспийского моря должна осуществляться без учета полуострова Апшерон и острова Жилой, которые являются «особыми обстоятельствами» по международному морскому праву и, соответственно, не должны приниматься во внимание при проведении срединной линии или делении моря на национальные секторы по 20% каждый.

«В этот раз по сигналам, которые приходят от участников переговоров, конвенция, согласование которой шло 22 года, скорее всего, будет подписана. Об этом мы можем, в частности, судить из заявления Лаврова. Конвенция обозначит основные принципы взаимодействия пяти государств на Каспийском море», — говорит Станислав Притчин, руководитель аналитической группы Центра изучения Центральной Азии и Кавказа Института востоковедения РАН.

Тем не менее формула «справедливого разделения» прав на ресурсы Каспия, похоже, так и не найдена. В конвенции не определен механизм о разделе дна моря. В нем лишь сказано, что «разграничение дна и недр Каспийского моря на сектора осуществляется по договоренности сопредельных и противолежащих государств с учетом общепризнанных принципов и норм права».

«В конвенции, по крайней мере, в том ее варианте, который известен, не будет упоминания о «модифицированной срединной линии», что не устраивало Иран», — говорит Притчин.

По этой причине, отмечает он, от Ирана возможно ждать сюрприза. Иран и в 2014 году и сейчас слабо мотивирован на подписание конвенции. Для Ирана основная цель подписания — в активизации своего сотрудничества с каспийскими соседями.

«Иран пойдет на компромисс по правовому статусу, чтобы приступить совместно с Азербайджаном к освоению нефтегазовых ресурсов Каспия. Но выход США из ядерной сделки с Ираном и введение новых санкций против Ирана фактически ставит крест на этих планах», — полагает эксперт.

В конвенции будет определен сам принцип раздела, но конкретные координаты этого раздела будут определять сами государства между собой, уточняет Аркадий Дубнов, независимый эксперт по Центральной Азии.

«Самое важное, два прибрежных, два соседних государства могут согласовать между собой границы раздела без того, чтобы это согласовывать с остальными странами региона. То есть это дело соседей, и это принципиальный момент. К примеру, возникает реальная возможность того, что теперь Туркменистан сможет проложить газопровод в сторону Азербайджана по дну Каспийского моря без согласования этого проекта с Москвой», — говорит Дубнов.

При согласовании конвенции о правовом статусе Каспия Кремль будет исходить из того, чтобы не допустить конкуренции «Газпрому» со стороны туркменского газа,

отмечает Михаил Корчемкин, глава East Europen Gas Analysis.

По этой причине Москва выступает против строительства Транскаспийского газопровода и запрещает международный транзит газа через территорию России.

Не все так просто и с демилитаризацией Каспия, о чем охотно говорят представители всех пяти прикаспийских государств. Москве не нравится, что Казахстан проводит самостоятельную политику внешнюю политику и ратифицировал протокол, разрешающий США использовать казахстанский порт Актау (место проведения саммита) для переброски американских военных грузов в Афганистан.

Россия считает, что речь может идти чуть ли не о создании военной базы НАТО на Каспии. Эти упреки, кстати, звучат на фоне недавнего захода сил альянса в порт Одесса и учений НАТО на Черном море.

Казахстан в ответ заявляет, что Россия в свою очередь не ставила в известность своих партнеров по ЕАЭС и ее военному блоку (ОДКБ) относительно действий в Украине в 2014 году и в Сирии.

«Формулировка «военная база» в отношении казахского Актау, на мой взгляд, абсолютно некорректна. В Актау не будет никаких военных баз. Там будет перевалочный пункт»,

— поясняет Аркадий Дубнов.

Если говорить, что в Актау будет военная база США, то с тем же успехом можно говорить, что аналогичный объект существовал на территории Ульяновской области до 2014 года, напоминает эксперт.

«То есть в случае транзита американских грузов через Ульяновск, по северному маршруту, когда это было выгодно Москве, это не было плохо. Тогда это было хорошо. После того, как у нас кардинально испортились отношения с Вашингтоном, это стало плохо», — иронизирует Дубнов, добавляя, что почему-то никто не возражает против перевалочного пункта в Термезе в Узбекистане? Там же точно такая же история с контрактом с США. Чем отличается Термез в этом случае от Актау?

Каким образом этот конфликт интересов будет отражен в итоговом варианте конвенции, пока неизвестно.

Просмотров: 6 | Добавил: quadphylaws1971 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Поиск
Календарь
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Copyright MyCorp © 2018
    Бесплатный хостинг uCoz